Главная Каталог статей Регистрация Вход 
=====ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ-САЙТ УТЯМЕШЕМ =====
====

Меню сайта

Туган авылым

Утямеш гимны

Скачать музыку
музыка mp3
скачать mp3

Профиль
Здравствуйте, Гость
Гость, мы рады вас видеть.

Наш опрос
Вы откуда
Всего ответов: 227

Главная » Статьи » Мои статьи

Наш земляк Асхат Зиганшин - легенда 60-х
Наш земляк Асхат Зиганшин - легенда 60-х

20 августа 2003 года в Черемшанском Мемориальном центре открыта выставка под названием "Наш земляк Асхат Зиганшин - легенда 60-х".Это документальное свидетельство и воспоминание о событиях более чем сорокалетней давности, когда весь мир говорил и восхищался отважной четверкой советских солдат, 49 суток неуправляемо дрейфовавших в Тихом Океане на барже без пищи, воды, горючего.
Старшим в этой четверке был младший сержант Асхат Зиганшин, родители которого родом из Черемшанского района (с. Старый Утямыш). Мир восторгался и восхищался мужеством солдат уже после того, как обессилевших, но не павших духом ребят подобрал американский военный корабль…
Как сообщает Информационная служба "Музеи России", на выставке представлены фотографии, зафиксировавшие некоторые моменты тех событий, в том числе уникальные: четверка в первые минуты после спасения; четверка в Америке; четверка на приеме у Министра обороны СССР, а также публикации о подвиге солдат. Всего на выставке 30 единиц экспонирования.
Недавно Асхат Рахимзянович Зиганшин побывал в родных краях в Татарстане, был и в Черемшанском Мемориальном центре и снова поразил нас скромностью, сдержанностью - внутренней остойчивостью (морской термин) и основательностью.
Живет ныне А.Р. Зиганшин в Санкт-Петербурге, работает механиком в пароходстве. Именно после того случая 1960 года "сухопутный" парень из Утямыша связал свою жизнь с морем.

      В 1960 году 17 января баржу с четырьмя солдатами унесло в Тихий океан. Через 49 дней обессиленных советских военных нашли американские моряки.


Мешок картошки и семь пар сапог

Исчезновение баржи Т-36 и чудесное спасение тех, кто на ней оставался, было самым обсуждаемым событием 60-х годов прошлого века. Четверо военных, дрейфовавших 49 дней в открытом океане, стали настоящими героями. Их приглашали на телевидение, брали интервью газеты, им посвятили фильм. Мальчишки пытались подражать, а девушки заваливали героев письмами. Из четверки, оказавшейся в Советском Союзе популярней «Биттлз», в живых остались только двое. Крючковский оказался на территории суверенной Украины в Киеве, а Зиганшин - в Стрельне.


Асхат Зиганшин

Покоритель океана Асхат Зиганшин живет сегодня в небольшой квартире вместе с младшей дочерью неподалеку от Константиновского дворца. Гостеприимный и улыбчивый Зиганшин помнит события 50-летней давности так, как будто это произошло вчера.
В ночь на 17 января 1960 года самоходную баржу Т-36, стоявшую у берегов Курильских остров, оторвало и унесло в открытый океан. На борту оставались четверо военнослужащих. Из продуктов - буханка хлеба и пара мешков картошки. В ту ночь была штормовая погода, поэтому молодые солдаты понимали, что их начнут искать нескоро. Связи на барже никакой не было и сообщить, где они и что с ними произошло, солдаты не могли.

Продукты сразу начали экономить, однако их было так мало, что вскоре в ход пошли ремни от часов, а затем и кирзовые сапоги. Их варили в соленой воде и полученным «блюдом» пытались заполнить желудки, чтобы не чувствовать голода. Таким образом, было уничтожено семь пар сапог. Пытались поймать хоть какую-то рыбу. Много времени и сил ушло на то, чтобы изготовить снасти, но непогода оборвала все сети, и об ухе пришлось забыть.

«Мы старались спокойно рассуждать о том, что нас ищут. Не допускали разговоров, что нам труба. Все-таки надеялись на спасение, это, наверное, и помогло», - рассказывает Зиганшин.

Однако он не скрывает, что наступали моменты отчаяния. «Погода была все время плохой - снег, ветер. И когда баржу накрывало волной, появлялось какое-то безразличие. Думали, утонем, так больше мучиться не будем. Волна отойдет, а мы смеемся – живы», - вспоминает он.

Спасение по-американски

На 48-й день к барже подошел американский авианосец «Кирсэрдж». «Мы обессиленные лежали в кубрике. Я услышал шум и вышел посмотреть. Оказалось, над нами был вертолет. Мы еще не понимали, кто это, но попытались объяснить, что нам нужны продукты, топливо и карта. Мы могли пойти своим ходом», - рассказывает Зиганшин.



Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский,Анатолий Крючковский
и Иван Федотов. Фото из архива А.Зиганшина

Однако вертолет, покружив, улетел. На следующей день, 7 марта, к барже опять подошел тот же авианосец. Изможденные молодые люди услышали на ломаном русском «Помощь нужна?». На этот раз они не стали выдвигать свои условия, так как понимали, что это последняя надежда. «Нам сразу же дали бульон и немного хлеба. Я знал, что после длительной голодовки много есть нельзя. Но когда пошел бриться, все равно упал в обморок», - говорит Зиганшин.

Представление об американцах у советских парней резко изменилось после девяти дней на борту авианосца. Оказалось, что они «совершенно нормальные люди», а не враги, как было принято считать, заметил Зиганшин. А когда у американских моряков спросили, почему авианосец ушел в первый день обнаружения советской баржи, те ответили, что боялись русских.

«Нам сразу же вручили по блоку сигарет, постоянно спрашивали, не нужна ли нам помощь. Все время развлекали - крутили кино про любовь и ковбоев, приносили конфеты, мороженное, а в последний день моряки даже устроили концерт. Мы постоянно пытались общаться, тут же появились разговорники. Тогда ни о чем не хотелось думать - главное мы спасены. Только когда я полностью пришел в себя, начал задумываться, куда попал и что будет. А вдруг нас предателями объявят», - рассказал он.

Когда же пытать будут?

В Сан-Франциско для спасенных советских военнослужащих устроили пресс-конференцию. Перед ее началом Зиганшину позвонил журналист газеты «Правда» Борис Стрельников и в разговоре намекнул, чтобы команда во время встречи со СМИ не сболтнула чего-нибудь лишнего. «У меня появился страх. Все-таки я с командой оказался в руках врагов», - отметил он.



Спасенныей солдаты на американском авианосце.
Фото из архива А.Зиганшина

Однако пресс-конференция оказалась очень короткой. «Нас посадили за стол, принесли мороженое. Со всех сторон вспышки. Мы успели рассказать, что все мы из сельской местности. Поплавский поделился знаниями английского языка, встав, он громко сказал «Фэнк ю». А затем у меня из носа пошла кровь, и пресс-конференцию закончили», - рассказал Зиганшин.

После встречи с прессой команда полетела в Нью-Йорк, где их ждали представители советского посольства. «Здесь я впервые увидел телевизор и себя в нем. Мы думали, что в Нью-Йорке с нами уже «поговорят», но мы поехали отдыхать на неделю на дачу», - рассказал он.

Советских парней в Нью-Йроке одели в новые костюмы и пальто. «Я в этой одежде еще на родине ходил. Но для нашего климата эти вещи, конечно, не подходят, так только для модников. А ботинки нам так и не купили, ходили в тех, что на авианосце дали»,- заметил он.

В Америке молодым солдатам выдали по 100 долларов, на которые они накупили подарков. «Я купил себе кожаную куртку за 30 долларов, так в ней даже внук мой ходил. Маме платок, папе свитер», - добавил он.

Однако мысль, что это «путешествие» просто так не забудется, команду не покидала. «Я был настроен, что если здесь обошлось, то когда вернемся на родину, точно что-то будет. Когда прилетели в Москву, я все думал, ну когда же нас пытать начнут. А вместо этого всех на телевидение повезли. Успокоился, когда уже к себе в воинскую часть попал», - вспоминает Зиганшин.

Советские покорители океана

На родине пропавшую команду встретили как настоящих героев. «Письма приходили мешками. Один мальчик по фамилии Халитов писал чуть ли не каждый день. Часто проходили встречи со школьниками. Они меня спрашивали, вкусный ли суп из сапога, а я отвечал - попробуйте и узнаете. Может быть поэтому, некоторые мальчишки все-таки сварили свои сапоги», - поделился Зиганшин.



Зиганшин на авианосце. Фото из архива А.Зиганшина

Писали и девушки, присылали свои фотографии, надеясь на более близкое знакомство. Однако герои своим положением не пользовались. «У меня был альбом из присланных от девушек фотографий, но ни с одной я не встречался. А когда женился, этот альбом и вовсе исчез», - сообщил он.

Некоторые барышни проявляли и корыстный интерес. «Нам мэр Сан-Франциско подарил золотой ключ от города. И когда я отдыхал в санатории, некоторые девушки интересовались, а сколько этот ключ весит, сколько в нем золота. Они не знали, что ключ только так называют, на самом деле он из прессованного картона», - заметил Зиганшин.

Спасенным солдатам приходили правительственные поздравления, им лично пожимал руку министр обороны Родион Малиновский. А вскоре пришла телеграмма и от известного писателя Эрнеста Хемингуэя.

В 1962 году на экраны вышел художественный фильм, посвященный команде баржи Т-36 «49 дней». «В фильме есть неточности. Конечно, за 1,5 часа невозможно передать то, что происходило в течение 49 дней. А режиссер с нами встречался только, чтобы взять разрешение на съемки, в создании самого фильма мы участие не принимали. Потом, конечно, нас пригласили в Москву на премьеру. Там мы и с актерами познакомились, они нам говорили, что надо было все-таки до съемок встретиться», - добавил он.

Затем появилась песня Владимира Высоцкого «Сорок девять дней» и неизвестного автора «Зиганшин буги». Со всеми произведениями, посвященными этому подвигу, Зиганшин знаком. «Зиганшин буги» я слышал, не знаю даже, нравится ли. Главное нравится тем, кто слушает. Песню Высоцкого я тоже, конечно же, знаю. С самим Высоцким я никогда не встречался, а вот с его сыном знаком», - заметил он.

История продолжается

Именно эти события повлияли на пропавших солдат в выборе будущей профессии. Все они пошли в морские училища. Зиганшин до сих пор работает на спасательной станции.

А в истории спасения советских солдат американскими моряками появляются все новые подробности. Только через несколько лет, стало известно, что советская сторона их вовсе не искала. В квадрате, где дрейфовала баржа, в это время должны были пройти испытания ракет. Представители спецслужб провели обыски в квартирах родителей пропавших солдат. Семье Зиганшина даже присылали похоронку, в которой было сказано, что на поиски их сына была направлена авиация.

Тем не менее, Зиганшин уверен, что их товарищи предприняли все возможное. «Наши сослуживцы прошли по береговой линии. Были же найдены обломки с баржи, поэтому было понятно, что мы где-то плаваем. А авиацию тогда задействовать невозможно было, погодные условия не позволяли», - рассказал он.

Врачи в свою очередь до сих пор пытаются понять, как молодые парни, питаясь картошкой и вареными сапогами, смогли выжить в тяжелых погодных условиях. Для самого Зиганшина в этом нет ничего сверхъестественного. «Мы когда на Курилах служили, там же были очень тяжелые условия. Спали в казарме, так у нас под кровать снег заметало, а потом нас вовсе на баржу переселили. Так что закалиться успели. А то, что героем меня называют, так я до сих пор не понял, что герой», - смеется он.

Ольга Першина
Использованы материалы baltinfo.    


Не сломленные голодом советские моряки стали живой легендой

Зиганшин с ключом от Сан-Франциско.

Зиганшин с ключом от Сан-Франциско.
Ему жал руку сам Юрий Гагарин, а Владимир Высоцкий посвятил Асхату Зиганшину песню. Теперь он — обыкновенный пенсионер. Живет в Ленинградской области, работает на учебной лодочной станции Академии имени Макарова, летом ходит на рыбалку, зимой — в баню.

А 50 лет назад его и товарищей знал в лицо весь мир. Ведь именно с ними произошло невероятное чудо. В ночь на 17 января 1960 года самоходная баржа "Т-36”, стоявшая на разгрузке на Курилах, из-за шторма сорвалась с якоря и попала в открытое море. На ее борту находились младший сержант Асхат Зиганшин, рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. Солдатам удалось продержаться в океане 49 дней без пресной воды и со скудным запасом продовольствия. Лишь 7 марта истощенные и обессиленные люди были подобраны американским авианосцем "Кирсэрдж”.

— Когда пришла помощь, сколько вы весили?

— Килограммов сорок. Стал бриться и потерял сознание, посмотрев на себя в зеркало. Ребята находились примерно в том же состоянии. В лазарете мы пролежали трое суток. Нас обследовали врачи. Они даже удивились: оказалось, что все четверо, в принципе, здоровы. Потом на борт доставили переводчика, и из лазарета мы отправились в каюты. Американцы оказались очень дружелюбными. Днем развлекали как могли: крутили фильмы, ставили музыку. Мичманы однажды пригласили в свой кубрик и устроили нам настоящий концерт. Играли на инструментах, пели. На борту мы оставили письмо с благодарностью командованию. А когда впервые увидели "Кирсэрдж” и кружащий над ним вертолет, то обнялись, поцеловались. Но долго не хотели уходить с баржи.

— Почему?

— Боялись, что посадят. Мы же присягу принимали, а попали во вражескую Америку. Хотя нас в Сан-Франциско встречали представители советского посольства и корреспонденты газеты "Правда”, была постоянная тревога и страх загреметь в "Матросскую Тишину”. Потом нас повезли в Нью-Йорк, мы там отдыхали. Хотели отправиться домой самолетом, но врачи запретили. И мы добирались в СССР водным путем. Все иностранные пассажиры смотрели на нас как на чудо. Жали руки, удивлялись, восхищались, задавали вопросы.

— Не спрашивали, как вы не сошли с ума и не съели друг друга?

— Спрашивали, конечно. У нас был момент отчаяния. Успокаивали себя тем, что наступил март, во многих портах открывается навигация, а значит, наше спасение близко. Хотя Толя Крючковский один раз попросил: кто будет умирать последним, должен сделать соответствующую запись в бортовом журнале. Но я такие разговоры пресекал, чтобы ребята не паниковали. Как старший по званию и командир баржи старался отвлечь их от грустных тем. Мне лично помогла выжить послевоенная закалка. Вырос я в Поволжье, в голодное время.

— Вы считаете то, что произошло с вами, чудом?

— Это не чудо. Это советское воспитание. Мы не потеряли чувства товарищества, даже когда уже с трудом передвигались. Следили друг за другом, беда нас сблизила, а не разделила.  

— Что было самым интересным во время вашего заграничного турне?

— Все мы были из сельских районов и ничего в жизни не видели. Когда попали в Сан-Франциско, в посольстве нас сразу переодели в модные костюмы и повезли в отель. А там стоял огромный телевизор, по нему показывали, как нас снимают с борта. Телевизор я увидел тогда первый раз в жизни. А уж фильм про нас — просто шокировал. Нас возили в "Кадиллаках”, показывали достопримечательности, мэр подарил золотой ключ от города, который я храню до сих пор. В Сан-Франциско было 25 градусов тепла, а в Нью-Йорке — зима. Хмурое небо и небоскребы. Город мне не понравился.

— Вам предлагали остаться в Америке?

— Да, но никто и не думал соглашаться. Я и сейчас бы ответил "нет”. В гостях хорошо, а дома лучше.

— Почему вас не искали советские военные?

— Мы не знали, ищут нас или нет. Ведь мы служили в инженерно-строительных войсках. В части ничего, кроме трактора, не было. Подумали: пока весть дойдет до командования, пока для поисков выделят технику, пройдет много времени. Поэтому с первых дней начали экономить продукты питания, которых и так было мало. Мы ели один раз в сутки. И картофелину делили на четверых.

— Что было самым страшным в эти дни?

— Мне в руки попала газета "Красная звезда”, где было написано, что в этом районе Тихого океана испытывают наши ракеты. И поэтому выход всех судов был запрещен в целях безопасности. На большой срок: до марта. Тогда появилась цель — дожить до марта. Последнюю картофелину мы съели 24 февраля. Несмотря на ослабленное состояние, накануне отметили День Советской армии. Вспоминали ребят из нашего отряда, весь день разговаривали. После этого голодали 12 суток. Мы пытались делать снасти и ловить рыбу. Но океан все время бушевал, наши приспособления отрывало и забрасывало назад, на борт. Ничего нам добыть не удалось.  

— Кто первый предложил варить кожаные изделия?

— Я вспомнил, что когда-то в начальной школе учительница рассказывала случай: рыбаки терпели бедствие, у них тоже начался голод. Мачты были обиты кожей, они обдирали ее, варили и ели. Я нашел ремешок от часов и кожаный ремень старшины. Нарезал из них лапшу, мы ее бросили на "буржуйку”. Кожа раскалилась и превратилась в угли. Мы их грызли. Срезали ремни с рации, потом добрались до гармошки, обитой хромом. С кирзовых сапог мы брали только кожаные части. Мазали в качестве приправы "еду” техническим вазелином. А как топливо использовали обыкновенные автомобильные покрышки, которые висели по бортам. Эту резину мы резали столовым ножом на маленькие кусочки и топили печь. У нас было три коробки спичек. На день спасения их осталось три штуки и полчайника воды.  

— Как доставали пресную воду?

— Небольшой бачок на два ведра при аварии разбило. Так что воду мы собирали из системы охлаждения дизелей. Она была хоть и ржавая, но пресная. Океанскую воду пить было невозможно. Поначалу за бортом была минусовая температура. Баржа покрывалась льдом, мы его скалывали, боялись перевернуться. Постоянно откачивали воду из трюма вручную, ведь в шторм мы получили пробоину. Один из нас постоянно держал вахту, чтоб увидеть проходящее мимо судно. Случилось это только на 45-й день дрейфа. Мы махали руками, кричали и развели костер на мостике, но тогда нас не увидели.

— А как вас встретили на родине?

— Хорошо. В столице привезли в гостиницу "Москва”, переодели в форму и дали расписание на целую неделю. Мы должны были постоянно ездить и встречаться с людьми. То в Дом пионеров, то в редакцию, то к военным. Когда нам не провели никаких инструктажей (что хочешь, то и говори), я немного успокоился. Понял, что тюрьмы не будет.  

— Когда увидели свою семью?

— Уже после пребывания в Москве. Мы встречались с министром обороны Родионом Малиновским, который подарил каждому именные часы и дал месяц санаторного отдыха. Из Москвы мы разъехались по домам. Родные рыдали от радости, ведь в январе они получили на нас похоронки.  

— После случившегося вы не думали оставить флот?

— Еще когда мы были в санатории в Гурзуфе, нам всем предложили поступить в мореходное училище. Училище это в городе Ломоносове, нас зачислили туда без экзаменов. В 1965 году я получил диплом механика и работал в аварийно-спасательной службе 41 год. На судах, обеспечивающих флот водолазами. У нас даже проходили стажировку те, кто потом был на "Курске”.  

— Всенародная слава мешала жить?

— Было тяжело, особенно когда учились в мореходке. Некогда было заниматься — каждую неделю нас обязательно возили куда-то выступать. По Ленинградской области и всей стране. Это длилось долго. Однажды я попал даже на Кремлевскую елку. Когда стал работать, приглашали на встречи на кораблях. Много где побывать пришлось. Про нас даже написали в учебниках.

— С товарищами по дрейфу часто общаетесь?

— Двое из них уже умерли. А Толя Крючковский живет в Киеве. Он прилетал ко мне два года назад. Из Петербурга мы отправились на Сахалин, на конференцию, посвященную 100-летию русско-американских торговых отношений. Собралось огромное количество бизнесменов, мы им о себе рассказывали. У Толи непростая судьба. Его жену парализовало при родах, но он не бросил ее, всю жизнь посвятил супруге и дочке.  

— Говорят, в честь вас назвали улицу, где она?

      — В Самарской области. На моей родине. Есть такая станция Шентала. Пять лет назад нас с женой официально туда пригласили. К встрече готовился весь район, в честь нас дали концерт. Я увидел своих одноклассников, общался с большим количеством людей. А потом глава администрации района сказал, что одну из улиц в новостройках назовут именем Асхата Зиганшина. Мне показали эти дома, они были новыми и красивыми.               

Категория: Мои статьи | Добавил: Админ (12.03.2010)
Просмотров: 7594 | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
====

Мне нравиться
0

Погода
Погода в России

Карта


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Категории раздела
Мои статьи [9]

Copyright MyCorp © 2019
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика